Мэньюл (Александр Свирский)

― Мэньюл, расскажи, пожалуйста, о Твоём после­днем воплощении. Как, а именно, Ты понял, вспомнил Единство с Папой? Либо Ты знал это сра­­зу, с юношества?

― Нет, не сходу… Мне потребовалось много времени для того, чтоб соеди­нить с Моим новым телом понимание того, Кто Я есть…

С ранешнего юношества Мэньюл (Александр Свирский) Я находил эту Соединённость, память о которой жила кое-где очень глубоко… Я находил — Его! Это привело Меня в православный монастырь. Но Мой духовный наставник — хороший и искренний человек, учи­в­ший Меня смирению, повиновению, кротости, — не мог ответить Мне на вопросы, не дававшие покоя душе: он не мог указать Путь Мэньюл (Александр Свирский) к Одному Папе, ибо сам не знал Его…

От аскетизма, не дававшего результатов, от вну­шаемых мыслях недоступ­но­сти и непознаваемости Твор­ца и доктрдоктрины нескончаемой греховности перед Ним, в чём Меня наставляли, Я доходил практически до отчаянья…

Позже, не обнаружив ответов у людей, Я устремил Собственный взгляд Мэньюл (Александр Свирский) и Свою любовь — только к Нему.

Я испросил разрешения — и ушёл в леса. Там Я был один. И непрестан­но рвался к Нему…

… И в один прекрасный момент — в момент предельного напряжения души, вырывавшей­ся из клеточки, из темницы, — Я покинул тело, как душную келью, — и «прова­лился Мэньюл (Александр Свирский)» в Его Свет…

Он был — Нескончаемым, Живым! И Всё было сотворено Им в нескончаемом Сиянии Его Света, Всё было пронизано Им и держалось на Нём!…

Это был — Океан Любви и Покоя! И Я тоже стал этим Океаном!

Мне не хотелось ворачиваться назад. Я подплывал к телу — и вновь Мэньюл (Александр Свирский) отплывал и погружался в давно ожидаемое Единство, Единосущность и Раство­рённость в Нём…

Океан позвал Меня до боли знакомым име­нем:

― Мэньюл!…

И Я вспомнил Собственный прежний Путь к Нему.

... Бескрайние просторы маньчжурских степей, удовлетворенность и свобода, когда несущиеся жеребцы с развевающимися на ветру гривами и мальчишка, слив­шийся воедино Мэньюл (Александр Свирский) с конём, — летят над колышущимся морем травок! … Я вспомнил мона­­cтырь в горах, мудрейших наставников, простор меж небом и землёй с ковром ласковых красных маков. Я вспомнил затопившее всё Моё существо состоя­ние неописуемой словами любви к Земле, ко всему сущему на ней, к Его Творению! Я вспомнил медитации Мэньюл (Александр Свирский) Слияния с Ним и то, зачем Я сейчас тут…

… Позже Я возвратился в тело…

Я сделал обитель на том самом месте, где тог­да вновь обрёл Единство с Ним. И старался подарить людям то Познание и ту Любовь, которые жили во Мне сейчас… Но это было подобно… океанским волнам Мэньюл (Александр Свирский), которые голубят сво­и­ми прозрачными водами прибрежные камешки, но не способен подарить им Бес­пре­дельность Глу­бин…

У Меня были и истинные ученики… Но, в главном, — малыши во взрос­лых телах, которых Я учил Своим примером… носить воду, колоть дрова… и хотя бы время от времени вспоминать Мэньюл (Александр Свирский) о Нём…

… Я оставил на Земле вечное тело. Но как жалко, что большая часть паломников отыскивает около него только исцеления сво­их тел! И только настолько немногие лицезреют Луч Света Духа, Света Любви, который есть Путь к Папе!

Поймите, как велико достояние, которое вы накопили: методики роста — от состояния человека, живущего Мэньюл (Александр Свирский) как тело, ― до осознанной Божественнос­ти! Мне так не хватало схожих способов!… Даруйте их людям, даруйте им весь Океан Любви Творца!

Я — с вами! Я — за каждым вашим словом! Я — в ваших делах — продолжаю Своё Служение на Земле!

Ваш Мэньюл

Анастасия

На уютной лесной полянке посреди утреннего мок­рого от Мэньюл (Александр Свирский) росы и пронизан­­ного ласковым солнечным све­том берёзового леса, кроме нас, собрались Божественная Сибирячка Анастасия, также Сурья и Элизабет Хейч. Мы оказались в «Женском Божественном Общеcтве», пропитываемые Их Божественной Лаской.

Гласить начала Анастасия:

― Сейчас вы уже лучше осознаете Меня? «Широкое» служение отличается от «узкого», на котором многие годы сосредоточивались Мэньюл (Александр Свирский) вы.

Я желаю сказать, что людей, как вы гласите, гун тамас и раджас — не­льзя сходу вестипо-серьёзному к Богу. Но их можно навести тут, на Зем­­ле, в жизнь праведную, чистую, светлую, с памятованием о Боге! Они пока должны грезить и о земном. И претворять в жизнь свои Мэньюл (Александр Свирский) «земные» желания — они тоже должны! Они не могут пока отрешиться от этого всего и устремлять взгляд только в Небеса!

А у вас же сходу идёт: «Подари себя Богу!»…

Но ведь они ещё не готовы даровать себя Богу, они должны ещё очень длительно жить и развиваться тут! А для этого Мэньюл (Александр Свирский) они должны обучаться отдавать, а не брать, отдавать хоть что-то: даровать Земле, людям, Богу — с мыс­лью не о для себя, а о других…

Да, вы об этом пишете! Но вы не объясняете непосредственно — как?

А необходимо, чтоб они хоть семечко, хоть дерево посадили: это Мэньюл (Александр Свирский) — уже от­давание!

Если что-то делать не себе, если даже они только помыслят об этом — ведь уже возникает возможность перенаправления души из ада в сторо­ну Света!…

Главное, о чём Я желаю сказать, это― внедрение принципа отдавания! Оно должно появляться сразу с раскрытием духовного сердца, и ему необходимо Мэньюл (Александр Свирский) задавать вероятные направления!

Далее — думайте, как это желаете делать вы. Пока это — ваш пробел. Это есть то, что вы запамятовали предложить людям тех гун, и поэтому они за вами не идут…

Им необходимо конкретно предложить варианты положительного развития! Они все желают получать — а необходимо обучить их даровать, отдавать, творить, видеть!

И Мэньюл (Александр Свирский) учить необходимо не единицы посреди их, а ту людскую массу, из которой позже растут лотосы. Это есть то, что делают на Земле Ава­тары…

Аватары приходят — и переворачивают, перенаправляют большие пла­с­ты человечьих душ, изменя­ют направление их движения на века: от зла — к Добру, от ненависти — к Любви Мэньюл (Александр Свирский)… И это делается через внедрение прин­ципа отдавания.

Изучите, как это делает Сатья Саи! Он даёт и познания о Высшем, и наста­вления для «детей» на каждый денек, Он сделал школы и учит духовным прин­ципам докторов, живописцев, учёных, политиков. И это всё делается руками Его последователей! Это Мэньюл (Александр Свирский) — их отдавание, причём каждый получает задание по его силам…

Присматривайтесь к тому, как помогает людям Бог! И сами творите но­вое! На данный момент наступает ваше время!

Каждый человек может начать помогать Богу: помогать изменять то, что плохо. Но начинать каждый может только с себя — всегда только с Мэньюл (Александр Свирский) себя!

Каждый также может начать творить вокруг себя малюсенькое прост­ран­ство любви. Это — так просто, что сумеет каждый!

В связи с этим, Я желала бы каждому вашему читателю подарить лучик любви — его свой лучик! Нужно научиться светить лучиком любви из духовного сердца!

Можно прийти в лес, лучше — весной, но можно Мэньюл (Александр Свирский) — и в хоть какое время го­да. Нужно встать рядом с берёзкой и пальчиком руки дотронуться до ствола, погладить лаского её — живую! — а позже почувствовать лучик света из собственной груди, который исходит оттуда, где живойёт любовь. И — погладим лучиком этого света ствол берёзки: так же, как пальчиком.

Повторим Мэньюл (Александр Свирский) это пару раз — так, чтоб очевидно почувствовать прикосновение.

Это в состоянии сделать и небольшой ребёнок, и его мать и бабушка — а позже малыш сможет обучить и папу, и дедушку.

Этот лучик есть у каждого, необходимо только включить свет любви.

Естественно, если нет рядом леса либо берёзок в нём — то можно Мэньюл (Александр Свирский) и хоть какое дерево разглаживать…

Позже нужно будет научиться светить лучиком на любом расстоянии — и даровать так нежность всем, кого любишь.

Можно даже на цветочках, которые вырастают в гор­ш­ках в комнате, проверить: они станут расти лучше, это каждый увидит!

Можно испытать навести лучик — нашей Земле и её Мэньюл (Александр Свирский) разглаживать лучи­ком, направляя его вглубь: у Земли ведь тоже есть сердечко… Нужно нежно-неж­но разглаживать: ведь Земля ― жива!

А ещё можно погладить лучиком — Бога… Если погладить Бога — то каждый ощутит ответную Удовлетворенность Бога…

… Как Я рада за вас! Поздравляю!

… Вроде бы Я желала подарить это Мэньюл (Александр Свирский) познание всем людям:

“Всё вокруг — любит тебя, человек! Конкретно тáк Абсолют сотворен Бо­гом-Отцом! И, если снутри тебя появляется ответная любовь, — то происхо­дит слияние: исчезают замкнутость и изолированность — и взамен прихо­дит Лю­бовь Всего Сущего! И все энергии вселенной, присутствующие в че­ло­веке, приходят тогда в Мэньюл (Александр Свирский) гармонию!”

Это можно подарить не только лишь тем, кто стоят на пороге Высших Посвя­щений. Это следовало бы включить уже в самый исходный курс по раскры­тию духовного сердца!

Гармония и Любовь Абсолюта — эта медитация должна стать фоновым состоянием, естественным образом жизни, правильным самоощущением души!

Всё Мэньюл (Александр Свирский) решается через погружение сознания в духовное сердечко!

Но могу ещё несколько приёмов предложить для самого начала — естественно, для тех, кто уже узреть и ощутить захотели, но не выходит пока. Я попробую несколько обычных и доступных действий описать, кото­рые могли бы поменять те обычные «городские» утехи.

Ведь почему так происходит, что не Мэньюл (Александр Свирский) может человек принимать самое принципиальное сам? Выключена у человека осознанность собственная с юношества ран­него, так как привык он только чужими мыслями и чувствами питаться! Эти идеи и эмоции чужие — в том числе, и через телеки, магнитофоны — за­полняют ему ту пустоту духовную, которая снутри от жизни неосознанной существует Мэньюл (Александр Свирский)!

Необходимо учить людей обожать — и только тогда врубается весь диапазон вос­приятия и понимания души людской!

К примеру, можно научиться ходить по Земле. Можно вспомнить о том, что Земля наша — жива душа, и просто идти, осторожно ставя стопы на тело Земли, ощущая прикосновение к её поверхности. Это — до Мэньюл (Александр Свирский) боли просто, это сумеет каждый! Всего минут 10 если так прогуляться, то уже будут на­ступать перемены 1-ые. Этому можно учить и деток. Если человек понимает, что Земля — это ду­ша жива, то, может быть, станет он немножко более понимающим и хорошим! Ведь установится некоторая связь меж душами: малеханькой пока людской Мэньюл (Александр Свирский) — и большой душой Земли. Эта связь, если че­ловек её станет чувствовать, поможет стать и поболее здоровым, и намного более счастливым: ведь это подобно тому, как дитя и мама соединяются осо­зна­нием обоюдной любви!

Либо — можно полежать на Земле, раскинув руки, расслабившись, — и осо­знать Мэньюл (Александр Свирский), что мы летим в космосе на планетке по имени Земля… Если воспитатель либо предки так прилягут отдохнуть с детками и скажут о вселенной — то воспоминания будут более значимы, чем от каруселей на аттрак­ционах!

А если есть возможность ночёвки в лесу, то незабвенным впечатлени­ем бу­дет полежать так, смотря на звёзды Мэньюл (Александр Свирский)…

Ещё можно трогать руками живую воду. Вода обладает необычными свой­ствами, которые только отчасти исследованы людьми. Если чувствовать, что вода в незапятанной речке либо озере лесном — жива, то можно по-особому и умы­вать­ся, и купаться.

Воду в протяжении веков использовали для исцеления, и это основа Мэньюл (Александр Свирский)­но на спо­собности воды поменять свою структуру под воздействием сознания. К примеру, когда рукой мы касаемся живого, мы можем любовь свою даровать… И вода тоже — будет держать в голове это долго-долго…

Можно мыться, купаться, взаимодействуя с необычным чудом, сделанным Богом на нашей планетке, — водой, которая является Мэньюл (Александр Свирский) одной из главных составляющих материи организмов. Можно даже побеседовать с во­дой, попросить её очистить и излечить тело. Можно купаться, ощущая воду каждой клеткой тела. Через это и осознанность возрастет, и здоровье ук­репится, и запомнится это — как важное!

Ещё можно мыться солнечным светом. Нужно не просто «обжаривать» свои тела, добиваясь Мэньюл (Александр Свирский) ровненького загара, а вступить во взаимодействие с солнечным светом! Энергия Солнца ведь — такая умопомрачительная! Она суще­ствует на видимом и невидимом очами человека уровнях, она проника­ет в глубины нас! Можно стоять под солнечным потоком, как под водопадом, — и у кого-либо может получиться упражнение латихан. И человек таковой Мэньюл (Александр Свирский) — не просто загорит, а и радостью, и здоровьем наполнится!…

Естественно, нельзя предлагать людям, отдалёким ещё от поиска истин духо­вных, очень много времени посвящать схожим упражнениям. Но бу­дут полезны на природе для взрослых и для деток — и спортивные тренировки, и сбор грибов, ягод, травок лечебных. Можно Мэньюл (Александр Свирский) угощаться дарами леса: ягодка­ми, листочками, травинками, которые съесть захочется. И поблагодарим при­роду — за этот умопомрачительный дар! Это тоже принесёт исцеление и телу, и ду­ше! Очень многих привлечёт конкретно исцеляющий нюанс — и это хорошо для начала.

Можно научиться радости — даже и от уборки мусора в тех местах, где лю Мэньюл (Александр Свирский)­ди своим небрежением красоту опоганили природную. Это ведь — тоже эко­логия, которой необходимо людям научиться!…

Ведь конкретно при содействии с живыми и заполненными любовью и гармонией состояниями — и всей природы, и определенных растений, живот­ных — люди могут прийти к осознанию той величавой Любви, с которой всё жи Мэньюл (Александр Свирский)­вое сотворено Богом!

Сурья

«Солнышко лесное всё живое любит!

Солнышко лесное твоё сердечко будит!…»

Сурья. Из беседы с Ней.

― Была культура на Руси, когда сердечная любовь являлась нормой жизни, а не редчайшим исключением. Атмическая составляющая многомерного человеческого организма врубалась в его жизнь с рождения. И состояния гармонии и тонкости, в каких люди Мэньюл (Александр Свирский) жили, позволяли очень стремительно копить этот неоценимый потенциал души.[64]

Так развивался каждый в ряду воплощений до той поры, когда наступало время для полной реализации этого потенциала в Слиянии с Богом-Отцом ― Сварогом. И способы постижения этого Слияния тоже были известны. Школы души, где учили постижению Творца, существовали рядом Мэньюл (Александр Свирский) с поселениями, и было «мягкое» взаимодействие духовных подвижников — и осталь­ных людей.

Всё это было естественно. Так же, как кто-то после окончания средней школы идёт обучаться далее в институт, а другой настолько же естественно желает создавать семью и обрабатывать землю, — так и тут: кто-то из­би­рал земную Мэньюл (Александр Свирский) любовь, а кто-то находил постижение Творца в любви к Нему. И при всем этом никогда не было презрения к тому, кто «ещё не дорос», — как и в любящей семье все детки хоть какого возраста дружны и обожают собственных родителей и друг дружку.

Жизнь людей не была «библейским Мэньюл (Александр Свирский) раем», где не бывает проблем и печалей. Но вот, поглядите: люди ненависти, когда их познает горе, идут мстить, чтоб другим стало так же плохо, как и им самим. А люди противопо­­ложного по­люса — люди любви — если их познает неудача, продолжают жить для того, чтоб ни с кем Мэньюл (Александр Свирский) больше такового не случилось! В этом-то — секрет счас­тья земного!

… Мой отец был старейшиной рода. Мудро и тихо помогал он лю­дям, которые жили под его управлением — под управлением не деспота, а любящего, рачительного отца. К нему шли за помощью и советом.

Когда Мне настало время решать, к Мэньюл (Александр Свирский) какому избраннику склоняется Моё сердечко, — Мой взор души был обращён к Солнцу. И Мой отец отвёл Меня для учёбы туда, где посвящали в зание мира Духа, мира Бога.

Солнце было эмблемой Сварога. И каждый ученик дол­жен был научи­ться возжигать Солнечный Свет — сначала в масштабах тела, потом в раз­мерах Земли Мэньюл (Александр Свирский), а позже наступал и шаг Слияния с «Солнцем-Сварогом».

Что может сравниться с Сиянием Сварога в Оби­тели Его?!

… Вот и сейчас Божественная Сурья стоит над поверхностью Земли в чудесном женском обличии! И Её нематериальное Солнце светится — и из Её груди, и из «Сердца Абсолюта». И оттуда Мэньюл (Александр Свирский) же протягиваются Её Солнечные Руки Любви!

― Сурья, а Ты ещё воплощалась позже — уже из состояния Божествен­ности?

― Да, пару раз, всегда на Руси…

Последний раз — тогда, когда от старых традиций уже не осталось па­мяти даже в сказаниях и песнях…

Жила Я тогда в лесу, в маленьком домике. Дорогу к Мэньюл (Александр Свирский) нему мог отыскать толь­ко незапятнанный душой человек… Занималась целительством и учила науке души не­мно­гих, пробовала возродить традицию лесных школ Ассириса… Я из Се­бя-Света создавала тонкие энерго по­ля, в каких Мои ученики при­учались к новым для их состояниям… Да, хоть какое место Мэньюл (Александр Свирский) силы Я создавала Собою-Сознанием. Позже учила их, как эти состояния им достигать самим, своими сила­ми.

Учеников, оказавшихся способными это принимать, было не много, все­го нес­колько человек.

Я помогала и тем, кто Меня не лицезрели. На любом расстоянии Я могла из Океана Сварога проявить Себя на Мэньюл (Александр Свирский) поверхность планетки…

Много внимания Я уделяла мамам и небольшим детям: так хотелось по­могать тем, кто, может быть, сумеют жить в Свете Бога, в гармонии и любви…

Меня время от времени звали принимать роды. Анестезия, которую просто было при­менять, — это подведение энергии кундалини роженицы к её телу Мэньюл (Александр Свирский) и заполне­­ние ею тел и матери, и ребёночка. Это не только лишь делало роды лёгкими, да и «включало» спя­щие энер­гии душ. Тогда такие души обретали большие воз­можности роста…

Когда же Я лечи­ла деток, взрослых, стариков, то всегда старалась на­учить их простым приёмам помощи для Мэньюл (Александр Свирский) себя и другим… Учила светить солны­шком из груди, учила любви к природе, величавым её целительным силам…

… Воплощение Аватара — это всегда жертва: веселая, добровольческая! Это — дарение Себя людям. Аватары приходят к тем, кто запамятовали, что такое лю­бовь… Они — как Докторы — приходят лечить нездоровые души…

Я и Сама Мэньюл (Александр Свирский) научилась тогда очень многому: придумывала многие приёмы, которые позволяют Мне и на данный момент помогать тем, кто…, к огорчению, практически не чувствуют этой помощи…

… Моё лесное Солнышко светит всегда! Приходите ко Мне!

― Не уходи, пожалуйста! Расскажи подробней: какие приёмы работы с сознанием использовались Тобою при работе с учениками?

― Мы сильно много Мэньюл (Александр Свирский) работали на рассвете, используя восход солнца: учи­­лись быть солнечным светом, светить солнечными лучами из духовных сер­дец.

Что делает абсолютное большая часть людей ран­ним с утра? Ответ прост ― дремлет! А ведь если б человек — хоть один раз в жизни! — повстречал рассвет сознательно, покинув для этого тёплую кровать Мэньюл (Александр Свирский) и комфортный дом?! Если б он, замерев от экстаза, один-на-один с восходящим солнцем, окружа­ю­­щей тишью и гармонией природы повстречал рассвет — конкретно повстречал, а не про­сто увидел, — то он уже, может быть, не напрасно бы прожил свою земную жизнь!

Мы использовали методики и приёмы работы с Мэньюл (Александр Свирский) сознанием такие же, как у вас, только облекали их в другое словесное оформление.

― Расскажи, пожалуйста, подробней о том, как вы работали?

― Самое наилучшее время для начала таковой работы — весна и лето. Обыч­но место для медитаций мы выбирали заблаговременно: это могла быть и полянка в лесу, и сберегал лесного Мэньюл (Александр Свирский) озера либо реки, и высочайший бугор.

Мы выходили до начала рассвета и не спеша шли к месту встречи вос­хода солнца, погружаясь в утреннюю тишину.

Ты замечала, какая умопомрачительная тишь — перед рассветом? Практически все существа ещё дремлют незапятнанным, светлым сном малышей. Ничто не на­ру­ша­ет ти Мэньюл (Александр Свирский)­шину ранешнего утра…

Нужно уметь слушать тишину, наполняться ею и быть ею! Это ― важней­шая составляющая духовного развития человека!

Если на рассвете в лесу, к примеру, начать слушать тишину окружающего места «ушами души» либо, поточнее, «ушами духовного сердца», то можно стать абсолютной тишью.

Когда снутри тебя устанавливается Мэньюл (Александр Свирский) тишь ― низшее «я» превращает­ся в ничто: ничто от него не нарушает больше тишину и гармонию окружа­ющего мира! В таковой тиши можно услышать всё: от мягенького говора лесно­го ручейка, шёпота листьев на деревьях, тёплого дыхания спящих зверюшек… — до самых заветных загадок Мироздания. И в таковой тиши можно услы­шать Мэньюл (Александр Свирский) Глас Бога, можно задавать вопросы и получать ответы…

… Сливаюсь с Сурьей духовным сердечком, ощущаю только нежность и тепло Её Любви… Погружаюсь по Её Божественному Телу Сознания в Обитель Сварога… И потом, уже вполне растворившись в Изначальном Со­знании, начинаю вкупе с Сурьей всходить Светом Любви Творца...

— Есть, — гласит Она мне Мэньюл (Александр Свирский) после окончания медитации, — только Еди­ное «Я» Океана Сознания Изначального, где Всем всё понятно без слов, где единственный язык, на котором Все молвят, — это язык Любви. Каждый тут дарует Себя, Свою Любовь — Всем: Одному Изначальному!

Сущность Божест­венного Бытия ведь очень ординарна: Гармония и Любовь!

Но на сто процентов Мэньюл (Александр Свирский) Одно с Изначальным становится Тот, Кто не просто до­стиг Обители Творца и научился в ней жить, а Тот, Кто исходит из неё к воплощённым созданиям, проявляя Творца, будучи Им. Это — окончание пол­ного цикла развития. Многие, достигшие Обители, воплощались позже ещё раз с Миссией Служения Мэньюл (Александр Свирский) — конкретно для заслуги этой полноты, завершённо­с­ти Божественного Состояния. Таких примеров вам понятно огромное количество. Так в последний раз воплощалась и Я.

Ясный Месяц

Прозрачный нематериальный ясный Свет, искрящаяся силой жизни мо­­лодость, весёлое сияние взора и ухмылка ― это Ясный Месяц ― один из мно­­жества Учеников Ассириса.

— Вот такое состояние души — вам Мэньюл (Александр Свирский) бы в кинофильме передать!

Чтоб зазвенела удовлетворенность в сердцах!

Чтоб растаял зимний лёд скептицизма и уныния повседневности!

Чтоб увидел каждый смотрящий — сколь близко счастье настоящее!

Чтоб прикоснулись души к животворящей радости Света, Любви, Вес­ны!

Подарите эти состояния так, чтоб каждый уви­девший возжелал поде­ли­ться приобретенным счастьем Мэньюл (Александр Свирский), поведать другим об увиденном! И будут обучаться люди радости от созерцания распускающихся листочков и зияющих росинок, белых берёзок и звенящих чистотой ручейков, поющих пти­чек и си­яю­щих счастьем ваших глаз!

Наша Нежность будет стоять за каждым кадром, каждым словом, каж­дым звуком! Наши Руки протянутся к сердцам Мэньюл (Александр Свирский), чтоб устремились люди к Свету, к Божественной Чистоте!

Ведь всё — так просто! Чтоб стать счастливыми — необходимо сделать та­кой небольшой шаг, но в подходящем направлении… Тогда и окажется так ясно: за всей этой красотой есть Бог — её Творец! И — в радости — к Нему устре­м­ляются сердца!

А Мэньюл (Александр Свирский) далее — ведь у вас все способы есть…

― Ясный Месяц, расскажи, пожалуйста: как Ты достигнул Божественности?

― Да вот, всего только закончил лесную школу Ассириса!…

― Скажи, а дематериализации тел вас учили?

― Меня — нет: наверняка, «маленький» ещё тогда был, не дорос!

Главное внимание в нашем обучении уделялось двум фронтам:

1-ое Мэньюл (Александр Свирский) ― развитию души в качестве духовного сердца и всё более глубочайшему занию Бога: сначала — в Нюансе Святого Духа, а потом — и Бога-Отца.

2-ое ― умению жить независимо от тела и из этого состояния помогать воплощённым и невоплощённым душам.

В итоге такового обучения даже те, кто не завладевали полнотой Бо­же­ственности Мэньюл (Александр Свирский) — Слиянием с Творцом, — после развоплощения продолжали собственный кусок служения: каждый избирал то, что ему поближе.

Про последнее Я бы желал поведать подробнее.

Научившись, к примеру, жить в разлитых утончённых состояниях, каждый завладевал умением да­рить их собою. К примеру, кто-то создавал поля любви там, где играют малыши,[65] — так Мэньюл (Александр Свирский), чтоб в поле любви конкретно приучивать их жить, чтоб даже не могли появляться у их во время игр эмоции обиды, гнева либо раздражения. И малыши привыкали к правильным чувственным ре­акциям. А предки — те разъясняли им это уже на уровне слов.

Либо, к примеру, забота о растениях: в садах Мэньюл (Александр Свирский) либо в лесу. Ты замечала, что на ваших местах силы бывают изумительные по красе растения? Прекра­с­ны прямые стволы и густые кроны тех деревьев, что шелестят листвой, великолепны мягенькая густая хвоя и заполненные актуальной силой стволы хвойных наших друзей… А на местах с неблагоприятной энергетикой, в особенности искалеченной Мэньюл (Александр Свирский) людьми зла, ― растения подобны бледноватым нездоровым детям…

Усвой значимость той любви, которую и воплощённый, и не воплощённый в тело человек способен подарить природе! Необходимо учить людей не только лишь не вредить нашим наименьшим братьям и сёстрам, да и обожать их! Ведь они, наши младшие друзья, способны создавать и Мэньюл (Александр Свирский) сохранять на поверхности пла­неты энергетику рая!

Было ещё много качеств приложения наших сил ― к примеру, помогать душам после развоплощения акклиматизироваться в жизни без тела, создавать ритмы и мелодии музыки и т.д.

Любая последующая ступень обучения сопровождалась овладением схожими способностями служения. И, когда бы ни наступала погибель тела, — душа Мэньюл (Александр Свирский) уже оказывалась обученной той либо другой духовной «профессии», которая мог­ла приго­диться при жизни без тела.

― Ты таковой юный! Это — вид конца Твоего последнего воплощения?

― Да.

… В деревне зажегся дом. Я «случайно» оказался рядом. Ринулся спа­сать тех, кто были в нём, ― старика и 2-ух ребятишек… Вынес малышей. Кто Мэньюл (Александр Свирский)-то облил Моё тело водой — и Я опять вошёл в уже полностью окутанный пламенем дом. Я поднял тело дедушки, оно было очень тяжёлым… — и в этот момент обвалилась кровля… Тело на Моих руках — вдруг! — стало таким лёгким… Я продолжал дер­жать его на руках — и частью Себя оказался в раю Мэньюл (Александр Свирский), куда притянуло и душу дедушки… Он обрадовался, узнав Меня. Я обнял его состоянием силы и юности — и он просто встал на ноги, не служившие ему в последние годы жизни… Подошли те души, которые готовы были ему посодействовать… А Я опустился в Глубины Отца…

Итак вот и живу сейчас — в Мэньюл (Александр Свирский) Нём и из Него!

… Совсем не сложно поддерживать в людях те традиции, в каких они росли. Много тяжелее помогать тем, кто ни­чего не знают…

Но время от времени удаётся и тем людям подарить состояния звенящей чистоты, прозрачности, любви и ласкового покоя, от которых — всего только шаг Мэньюл (Александр Свирский) до Небесного Отца!

… Ясный Месяц улыбался и заливал всё вокруг прозрачным состояни­ем юности, весны, чистоты, золотистого света утреннего солнца, силой и нежностью прорезывающегося из почки юного листочка… ― и Божественной Силой Жизни…

Василёк

― Василёк, подскажи, пожалуйста, что мы можем делать в плане работы с детками на данный момент?

― Зание Бога Мэньюл (Александр Свирский) и Его Творения ― это так любопытно! Но на данный момент на всей Земле (за очень редчайшими исключениями) за словом Бог для деток сто­ит… только занудство от взрослых… А ведь Я — главный их Друг, Товарищ по играм, Спутник в жизни!… Я готов делать их жизнь увлекательной! Это именуется — экология Мэньюл (Александр Свирский)! Она учит узнавать, обожать, беречь!

Как вам помогать детям? ― думайте сами: это может быть и страница в вебе, и малая книга, и кинофильм. Но — не учебник для учителей, а пособие для работы самим детям!

― Как Ты учил Собственных малышей?

― Да вот конкретно так: даже цветок-василёк мог стать целым Мэньюл (Александр Свирский) миром, который говорил свою историю, включая и устройство собственной жизни, и этику, и философию, и Бога…

― Когда Ты жил на Земле?

― Совершенно не так давно, перед 2-ой мировой вой­ной…

Был пастухом, детки приходили слушать Мои рас­сказы, ну и просто посидеть у костра…

В Моём распоряжении оказалась библиотека разрушенного Мэньюл (Александр Свирский) монастыря, которую Я ещё в детстве нашёл в завалах… Эти книжки послужили толчком, катализатором памяти души, также источником многих других познаний… Я интуитивно угадывал Правду — а позже говорил детям, переиначивая всё на увлекательный для их манер. К примеру, говорил о каких-либо собы­тиях так, как если б лицезрел всё Мэньюл (Александр Свирский) очами Бога…

Они погружались в Мою любовь — и то, о чём Я гласил, впитывалось ими совместно с любовью, становилось неотъемлемой частицей их миропониманий. Подобно тому, как молоко мамы содержит всё самое основное для жизни ребёнка, так и Моя любовь включала базы миропонимания и этики Бога, и ещё немножко Мэньюл (Александр Свирский) определенных познаний о растениях, о животных, о Земле.

Какое это было счастье! ― созидать, как разворачиваются, устремляются к Свету их сердца…

… Малыши, естественно, не смогли длительно скрывать то, чему Я их учил… Нами за­­ин­тересовались…

… Малышей уничтожили вроде бы случаем… А Меня арестовали и расстреляли — за «пропаганду неверных Мэньюл (Александр Свирский) мыслях о Боге и пособничество мировому империали­з­му».

… Не грустите о их! Уничтожить — уничтожили, но то воп­ло­щение не прошло для их даром: любой из их получил отличительный символ от Бога — с тем, чтоб продолжить в последующем воплощении своё развитие по уже избран­ному пу­ти.

Не Мэньюл (Александр Свирский) грустите и о тех, кто не смогли пойти далее с вами! Любой из их по­лучил таковой же отличительный символ от Бога, не считая тех, кто кинули.

* * *

… Когда, после чего разговора, я перечитала наши прежние записи, то отыскала вот что:

«Из россиян прошедших веков, обретших Бо­жественность,… мы знако Мэньюл (Александр Свирский)­мы с Василием, Ко­торый вместил стопроцентно Учение Иисуса Христа и прожил в итоге жизнь в состоянии блаженной утончённой любви (близкие люди называли Его лаского Васильком). Он пробовал передать это состояние другим, имел несколько юношей-учеников. Но те были в один прекрасный момент растерзаны “монахами” российской инквизиции.».

Информация не Мэньюл (Александр Свирский) совпадала. Признаюсь, у меня началось смятение…

Но Василёк вмешался:

― Почему ты сходу думаешь, что услышан­ное тобой — неправда? На са­мом-то ведь деле было и то, и другое…

… Когда «монахи»-изуверы на Моих очах уби­ли Моих учеников — Я впал в отчаяние… Я обожал их больше, чем мама любит Мэньюл (Александр Свирский) собственных малышей! Я 100 раз был го­тов умереть за их!… Я не мог их бросить!… Я рвался за ними!…

Но Мне убийцы оставили жизнь только поэтому, что знали: погибель была бы для Меня тогда величайшим счастьем, им доставляло наслаж­дение Моё отчаяние. Они изо денька в денек приходили в Мэньюл (Александр Свирский) темницу — и издева­лись…

… Я знал, что отчаяние ― грех перед Богом… И что суицид недо­пустимо… Но Я не совладал… и «наложил на себя руки»…

Есть закон, по которому неважно какая некорректно про­житая человеком важ­ная актуальная ситуация — повторяется: до того времени, пока им не будет найде­но верное Мэньюл (Александр Свирский) решение.

И Я был воплощён вновь с практически полным повторением актуальных обс­тоятельств… Но только вме­сто «христиан»-изуверов сейчас Моих деток уби­вали извергы от атеизма…

Я не повторил ту ошибку во 2-ой раз… Я остался верен Иисусу, пом­ня Его слова: «Отче! Прости им, ибо не знают Мэньюл (Александр Свирский), что делают»[66]. Я жалел Любовью Иисуса изувеченные, искалеченные ненавистью души Моих пала­чей, продолжая расслабленно сносить их изымательства и пытки, — и Любовь Госпо­да не переставала течь через Меня. Я принял погибель тела тихо и отрадно.

… А детки ― все детки! ― всегда Мои!

Их необходимо учить!

Конкретно их Мэньюл (Александр Свирский) необходимо учить сначала!

Малышей необходимо учить, чтоб никогда люди ненависти, люди ада, не смог­ли вырастить из их извергов — какой бы мыслью ни прикрывали они своё зло: масками «христианства», «коммунизма», исламского фундаментализма либо хоть каким другим знаменем, под которым учат непереносить и убивать…

Вот видишь, как принципиально то, что Я желал Мэньюл (Александр Свирский) для тебя ска­зать, а ты грустила, что буд­то бы плохо Меня сообразила!

― Благодарю Тебя, Василёк!

* * *

В лесу, на маленьком холмике, покрытом мхом и лишайниками, вырастают сосны. Мы останавливаемся, снимаем ранцы — и вдруг! — оказываемся на залитом солнцем лугу, где вырастают золотистые злаки, через которые, ра Мэньюл (Александр Свирский)­достно сияя, глядят на нас голубыми глазками васильки!...

… И таковой же удовлетворенной ухмылкой встречает нас Василёк! Голубые, как ва­сильки, глаза, светлые волосы, открытая ухмылка ― всё испускает удовлетворенность! Состояние разлитого счастья и — свободы!

Удовлетворенность заполняет и наши сердца!

― Скажи, Василёк, что Ты сейчас делаешь, как помогаешь людям из не­воплощённого состояния?

― Я Мэньюл (Александр Свирский) на данный момент работаю с детками ― учу их ликовать. Это очень принципиально ― уметь ликовать! Лю­ди разучились ликовать естественной красо­те — и это печалит Бога.

На Земле — много красы, необходимо только уметь её созидать! Далековато не многим доступны шедевры художественных произведений искусства. Но всем доступна краса живой природы Мэньюл (Александр Свирский)! Даже в пустыне и в нескончаемых льдах Арктики есть особенное очарование!

Спроси у окружающих тебя людей: как нередко они глядят в небо? И ты уз­на­ешь, что мировосприя­тие большинства из их ограничивается 3-мя мет­рами вокруг собственного тела, ну и те, в главном, — в границах собствен­ных Мэньюл (Александр Свирский) комнат либо кабинетов.

Необходимо учить людей замечать красивое! И даже не только лишь любуясь ле­са­ми, полями, озёрами, степями, морями… — да и в капельках росы, в первых лучах восходящего солнца, в дождинках, в травинках, в пении птиц, в то­неньком ясном месяце… ― всюду можно отыскать изумительную неподражаемую красоту Мэньюл (Александр Свирский) Творения!

И когда люди научатся замечать красоту и ликовать красивому, они потом сумеют осознать и полюбить Того, Кто это сотворил, ― Творца! Жива природа ведь сотворена Творцом — как неисчерпаемый источник радости и любви!

― Скажи: почему Ты работаешь с детками, а не со взрослыми?

― Работа с детками ― это большая удовлетворенность Мэньюл (Александр Свирский) для Бога! Детские души бо­лее восприимчивы к красе! Чистота их восприятия красивого — намно­го выше, чем у взрослых. Детки также способны принимать очень серьёз­ные познания о Боге, но только если с ними не «сюсюкаться», а гласить на равных. Они полностью способны подняться на уровень дающего познания Мэньюл (Александр Свирский), если это им любопытно. Они впитывают новые познания — сходу всем сознанием, в отличие от взро­слых, у каких приобретенные познания, к огорчению, «застре­вают в голове».

Правда, у деток есть страшный «переходный возраст»[67], но это естествен­но. Те, кто его проходят благополучно, будут иметь красивый фундамент для пра­вильного предстоящего развития.

Ваша Мэньюл (Александр Свирский) помощь в данном деле ещё очень мала.

Напишите для малышей книжку с правдой обо Мне! Сделайте новые киноленты — и для малышей тоже! Чтоб, посмотрев их, каждый сумел бы душой прикоснуться к Богу!

Даруйте красоту людям! Даруйте удовлетворенность и тепло! Даруйте любовь! Даруйте зна­­ния о Творце! Даруйте Меня Мэньюл (Александр Свирский) людям!

— Василёк, а что бы Ты порекомендовал насчёт вос­питания конкретно собствен­ных деток?

— Своим примером нужно воспитывать! Своим примером — во всём!

Необходимо принимать ребёнка своим учени­ком — учеником, в присут­ст­вии которого учитель не име­ет права позволить для себя ни капли беспомощности.

И чем труднее ученик, тем Мэньюл (Александр Свирский) безупречнее должен быть учитель!

Если пристально проанализировать своё собственное поведение — станет разумеется, что корешки многих пороков ребёнка берут начало в душе его воспи­тателя.

Можно много раз повторять правильные слова… — но чего стоят слова человека, который сам не умеет идеально следовать всем своим советам? Таким поведением Мэньюл (Александр Свирский) можно навечно обесценить всё то красивое и правильное, что пытаешься разъяснить другому.

Лада

… Преждевременное утро. Мы только-только приехали на эле­ктричке в лес и идём по до­роге от станции к Её месту силы.

Мягкий-мягкий нежно-золотой Свет вдруг оку­тывает нас, наполняя тихой радостью: Лада приш­ла Мэньюл (Александр Свирский) повстречать нас!

― Как Ты так умеешь, Лада: даровать удовлетворенность таким необычным спосо­бом?!

― Хочешь, Я научу тебя — ликовать? Я покажу для тебя, что такое Божественная Удовлетворенность!

Эта Удовлетворенность ― тиха… Она зарождается снутри Сердца Абсолюта, в са­мой Изначальной Глубине, и исходит наружу прозрачными тёплыми волна­ми, на­пол­няя место Мэньюл (Александр Свирский) тихим, ласковым, мягеньким Све­том!

Тогда и все существа — начинают тоже радова­ть­ся! Причём у каждого сразу находится и внеш­няя причина для радости:

Рассвет ― раннее-раннее утро!…

Восходящее солнышко лаского гладит подушками пальцев-лучиков всё жи­вое вокруг!…

Лёгкий, лохматый, мягенький туман подымается над озером!…

Свежайший ветерок Мэньюл (Александр Свирский) ласкается, прикасаясь к ли­цу!…

Руки ребёнка обымают маму, и его головка до­верчиво лежит на её груди!…

Женщина посиживает на берегу озера, опустив ноги в тёплую прозрачную воду. Она тихонько, про себя, благодарит Создателя всей окружаю­щей красы. Ра­дость переполняет её!…

Гармония!

Всё живое вокруг радуется — и Мэньюл (Александр Свирский) поёт свою песню любви Творцу, напол­няя радостью и ран­нее утро, и лёгкий мягенький туман, и ветерок, и солнышко, и распахнутые для любви сердца! Огромное количество таких сердец — от со­всем малеханьких до больших — соединяются в единстве радости и гармонии этой Любви!…

… Лада ― Божественная Лада! ― Она несёт воплощённым людям Мэньюл (Александр Свирский) Свет из Глубин Творца ещё со времён Старой Руси!

Когда Она находится — мягенький золотистый Свет виден даже в матери­альном мире


menedzhment-organizacii-6-kurs-zaochnaya-forma-obucheniya-vipusk-2013.html
menedzhment-personala-referat.html
menedzhment-reklami-referat.html